Місце під сонцем. Герої

ОН И ДРУГИЕ

Фильм о режиссере Феликсе Соболеве — изобретателе жанра научного реалити-шоу

Пожалуйста, напишите, что вы думаете о нашем проекте, воспользовавшись формой комментариев внизу

Феликс Соболев задолго до «Галилео» и «Разрушителей легенд» понял, что наука — это захватывающее приключение и превратил учебный фильм в шоу, в детектив, где за каждым поворотом сюжета — новый сюрприз.

Фильм Феликса Соболева «Я и другие» (1971) советская интеллигенция шепотом пересказывала друг другу на кухнях. В этом психологическом триллере под давлением большинства люди называют черную пирамидку — белой, соленую кашу — сладкой, бабушку — дедушкой. И это без всяких пыток током и угроз!

Он сделал зрителей свидетелями и, в какой-то мере, соучастниками дерзких опытов...

Он создал новый жанр — научное реалити-шоу...

 


«Он и другие» — телепрограмма о Феликсе Михайловиче Соболеве, украинском режиссере-документалисте, который заставил весь мир говорить о студии «Киевнаучфильм».

Мы покажем фрагменты его гениальных фильмов, продемонстрируем редчайшие фото из семейного архива, ранее не публиковавшиеся кадры со съемок, репетиций, запечатлевшие моменты поисков и озарений мастера.

Но главное достоинство фильма — рассказчик, мы увидим режиссера глазами ... режиссера…




автор программы: Александр Тарасенко
режиссер: Юлия Руденко
Операторы: Игорь Кривонос, Денис Григоряк
©ТРК «Глас»

Наш ведущий — выпускник ВГИКа, автор и режиссер многих фильмов и телепередач, создатель «Опасно свободного человека» — единственной веселой ленты о Сергее Параджанове, писатель и педагог Роман Ширман.

С фильмами Соболева он познакомился еще зеленым студентом и был потрясен ими навсегда… Позже, работая на «Киевнаучфильме», был свидетелем трудов, поисков, триумфов и неудач мастера… Он видел человека, который «всегда хотел снять гениальный фильм» и всегда расплачивался за это…


Роман Ширман на съемках: «А как бы это снял Соболев?»

Роман Ширман наблюдал за жизнью мастера, сопереживая, восхищаясь, но не имея права вмешаться… Но он хорошо запоминал увиденное, складывая чувства в копилку своего сердца.

 

Получая новое задание, работая над сценарием, он невольно задавался вопросом: а как бы это снял Соболев… И ответ часто заставлял начать всю работу с начала… Это был тот зов, который постоянно сбивал с наезженной колеи туда, где кончается зона комфорта и начинается приключение…

Роман Ширман рассказывает мастерски, с сочными подробностями… Он говорит, а мы видим картинку, мы переносимся в прошлое! Мы поприсутствуем на ночных сменах монтажа в коридорах «Киевнаучфильма», посидим на удушливых советских худсоветах, побываем на той таинственной режиссерской кухне, о которой непосвященным известно очень немногое…
Сейчас, спустя годы, когда мастера давно нет с нами, из всех своих многочисленных премий и наград Роман Ширман больше всего ценит скромную премию имени  Феликса Михайловича Соболева…

«Он и другие» (фрагмент текстовой версии)

«Я был студентом первого курса. Я учился в Москве во ВГИКе на режиссерском факультете. Мне было семнадцать лет… И раз в неделю во ВГИКе показывали самые последние западные фильмы. Самых лучших режиссеров, классиков. Тогда Интернета не было, посмотреть что-то приличное негде было, и этот показ был главным событием не только у нас, но вообще в Москве… В наш институт ломились люди, наши приятели, подруги. Их не пускали. Возле входа сидел такой, как сейчас помню, вахтер. У него почему-то была синяя шинель и ружье.

Мы занимали места и мы знали, что сейчас привезут такое… А привозили новейшие фильмы: Феллини, Бергмана, Трюффо, ничего ниже Пазолини там быть не могло, никто даже не смотрел…

И вот в один прекрасный день начался этот просмотр… Все мы — в ожидании, наш первый курс занял первый ряд. Мы ждем, что сейчас будет. Кто, кого мы сейчас увидим? Питер Богданович или еще кто?

Вдруг вышел устроитель всего этого дела, один из преподавателей и говорит: «Ребята извините, что-то  с машиной было сегодня и кино не привезли, поэтому ничего сейчас не будет…»… — В зале, конечно, негодование, — «но, так как все равно все здесь собрались, мы сейчас вам покажем один научно-популярный фильм», — Тут в зале началось что-то страшное: топали, свистели, я тоже, помню, очень активное участие принимал. Что это такое — научно-популярный фильм? Пазолини давай!

А он говорит: «Ну, вот это интересный фильм… Знаете, вот Киевский фильм, из Киева». —  Ну, тут свист стал еще громче. И вот народ ломанулся к двери.

Но выключили свет и пошел фильм… И после первых трех-четырех кадров вдруг весь этот бег к двери притормозился, народ стал возвращаться, свит улюлюканье и топот тоже кончились очень быстро и стали смотреть кино.
У меня просто глаза были квадратные. Я помню до сих пор свое впечатление. Мы смотрели этот фильм — я не видел ничего подобного до этого, по цвету, по операторской работе. Это интересно, это было что-то невероятное… Потом стали хлопать время от времени — публика  эта, которая Пазолини ожидала — а в конце фильма была такая овация… Я такой там за пять лет  не слышал…
Это был фильм Феликса Михайловича Соболева, научно-популярный фильм, который назывался «Думают ли животные»…
Продолжение истории — в фильме «Он и другие»


Режиссер Феликс Соболев

Именем  Феликса Соболева (1931—1984) назван астероид №5940 — одна из малых планет Солнечной системы. Ленты, снятые им в 1960-1980 годах прошлого века, сегодня распространяются в социальных сетях наравне с лучшими киноновинками. Его идеи до сих пор служат источником вдохновения для многих творческих людей. При нем скромный «Киевнаучфильм» был Меккой документалистов всего мира.

Защищенный священным покрывалом науки еще в начале семидесятых годов прошлого века Соболев разоблачал манипуляции массовым сознанием, технологии рекламы и политического PR.

Его главный герой — живое существо в момент выбора, принятия решения, его атмосфера — ожидание и неопределенность, — то, что многие режиссеры безбожно вырезают, подменяя беспрерывным действием. Он нашел свою золотую жилу там, где другие видели только километры напрасно потраченной пленки…


А поговорить?

Король эксперимента

Так фильм «Думают ли животные» (1970) — это реалити-шоу с участием братьев наших меньших. Для картины специально проводили кастинги среди … жуков, обезьян и мышей, отбирая самых талантливых… Вот крыса, которая легко запоминает схему лабиринта и безошибочно бежит к приманке даже тогда, когда макет вращают… Вот утята, покорно следующие за … резиновым мячом — первым движущимся предметом, увиденным после рождения.  
Вглядываясь в диковинные механизмы поведения насекомых, птиц, животных, мы невольно задумываемся: а могло ли все это возникнуть само собой? Мы начинаем ощущать присутствие гениального Художника за каждой деталью материального мира…

 

Советский Оруэлл

Но не животные были в центре внимание Соболева… Человек — вот главный объект его экспериментов. Его фильм-провокацию «Я и другие» (1971) советская интеллигенция шепотом пересказывала друг другу на кухнях. В этом психологическом триллере под давлением большинства люди называют черную пирамидку — белой, соленую кашу — сладкой, бабушку — дедушкой. И это без всяких пыток током и угроз!


Обратите внимание: на месте водителя — человек с черным мешком на голове...

Защищенный священным покрывалом науки Соболев разоблачал манипуляции массовым сознанием, технологии рекламы и политического ПР — и это  в начале семидесятых годов прошлого века!


Самое интересное — это человек!

Приглашающий за грань

И как ему только разрешали такое снимать в те пыльные застойные годы? В фильме «Семь шагов за горизонт» (1971) управляют автомобилем с завязанными глазами, пишут картины в состоянии гипнотического транса, читают скрытый текст… Вот бывший детдомовец, мгновенно слагающий стихи в стиле древних бардов, шахматист, ведущий сеанс одновременной игры в слепую на 10 досках, юноша, в течении нескольких секунд извлекающий корень шестой степени из девятизначного числа…


Человек может и обязан свободно развивать дарованные ему таланты, каждая личность —  это тайник, в котором таятся невероятные возможности, — утверждал своими фильмами Феликс Соболев.

Мастер минимализма

Опыты, передовые ученые, лучшие лаборатории… Да, система предоставила ему уникальные возможности для работы… Но однажды он снял фильм на основе … одной единственной фотографии. В ленте «Подвиг» (1971) почти ничего нет: только портрет неизвестного солдата и голоса за кадром… Нет взрывов и боев, нет вертолетных съемок и патетической музыки, но до сих пор «Подвиг» остается одним из главных антивоенных фильмов в истории.


Ради хорошего кадра они научились летать...

Феликс Соболев  на съемках фильма «Я и другие»

Запустивший «Птиц»

Феликс Соболев оказал влияние не только на своих студентов в Институте театрально искусства, таких как Александр Роднянский, но и на молодых режиссёров, работавших на студии «Киевнаучфильм» в семидесятые — восьмидесятые годы, среди которых Анaтолий Борсюк, Виктор Олендер, Йосиф Пастернак, Андрей Загданский и Роман Ширман.
При Феликсе Соболеве наш скромный «Киевнаучфильм» был мировой Меккой документального кино, его эксперименты без сомнения оказали влияние на всю мировую документалистику.
Так знаменитый фильм «Птицы», где камера «парит» в стае пернатых, был снят с помощью одного из экспериментов Соболева.


 

В истории Феликса Соболева есть то потрясающее сочетание катастрофы и странного покоя, которое всегда присутствует в жизни человека, идущего по своему Пути, находящегося в нужном месте, в нужное время… Приятного и полезного просмотра!

 

Александр Тарасенко